Наша история

Зачем финансисту было заниматься преподаванием языка?

philipp | habla palabra

Казалось бы, любовь к математике и ее прикладному использованию в финансах & экономики максимально далеки от такой гуманитарной дисциплины как изучение/преподавание иностранных языков. Однако, переезд из Германии быстро научил меня совсем другому.

То, что учить иностранные языки полезно не только для общего развития, я знал не понаслышке, поскольку немало путешествовал с родителями, школьным классом, а позже и с друзьями по всей Европе.

Мест, где не говорят на английском оказалось намного больше, чем я думал… Так что, мой испанский, к примеру, неплохо пригодился, а однажды даже латынь☺ В прочем, об этом как-нибудь в другой раз☺

А вот что меня удивило, так это то, что иностранные языки везде преподают совсем по-разному.

Да и учат не все так уж решительно, как меня в свое время приучили несколько учителей в гимназии. Дело в том, что я всегда был из тех лентяев, которые понимают, что если не хочешь засидеться в школе/университете, надо учиться неплохо. А еще я понимал, что лень может быть самым лучшим союзником: именно она толкает человек к эффективности. Как говорил один из моих профессоров экономики: «Экономику как науку создали самые главные лентяи в истории человечества. Только им могла понадобиться наука, которая во главе угла ставит максимизацию прибыли при минимизации издержек.»

К моему великому удивлению оказалось, что такой подход далеко не всем очевиден, в частности многим лингвистам и преподавателям иностранных языков. Особенно остро я столкнулся с этим, когда начал по работе проводить много времени в России. Сначала я столкнулся с несколькими людьми, которым по работе нужен был немецкий, но они не знали, как за него браться. После неудачного опыта с российским преподавателем у них опустились руки, т.к. стало очевидно, что изучение обещает быть трудным, скучным и не прогнозируемо долгим – а значит и затратным. И тут пригодились мои навыки преподавать математику, экономику/финансы, немецкий, латынь и английский, которые долгие годы служили мне подработкой и хобби в одном лице. Я начал еще будучи гимназистом лет в 15.

Мой подход в преподавании языка приятно удивил первых клиентов своей простотой и прагматичностью:

на первом занятии мы выявляли текущий уровень знания языка, цели (со сроками), индивидуальный опыт изучения иностранных языков (если таковой имелся), наличие способностей и наклонностей (тип памяти, музыкальный слух и пр.), а также возможный график работы со мной и самостоятельно. После этого уже в конце первого занятия мы составляли первый драфт индивидуальной программы с примерными сроками (вкл. промежуточные задачи).

При составлении программы я предупреждал, что будут такие темы, которые мы будем подробно отрабатывать, такие, которые мы будем обсуждать в достаточной мере для того, чтобы не растеряться, если придется с ними встретиться, а также такие темы, которые мы лишь обозначим – на случай, если в дальнейшим клиент захочет существенно повысит свой уровень знание языка.

В дальнейшим мы неукоснительно следовали этой схеме. Всего навсего☺ Не взирая на количество шуток для разрядки и другие полезные вставки. Очень скоро я понял, как можно препарировать немецкую грамматику и словарный запас вдоль и поперек и сгруппировать по тематическому или иному признаку под каждого конкретного клиента. Получился конструктор, который позволял создавать как короткие и понятные экспресс-курсы, так и амбициозные планы изучения языка для клиентов с любым уровнем знания немецкого на момент начала наших занятий.

Однако, пригодились не только аналитические наклонности и любовь к лени, а также опыт изучения иностранных языков, но и моя большая любовь: футбол, которым я много лет занимался в Германии.

Именно он довершил мое представление о человеке, с которым занятому и целеустремленному человеку удобнее всего изучать иностранный язык: тренер! Человек, который пристально следит за развитием необходимых для конкретных целей навыков и способностей.

С тех пор прошло много времени. Было очень много клиентов. Оооочень много. И всего два клиента, которые отказались от занятий. Я стал подбирать других тренеров, в том числе с другим внутренним устройством, но неизменно разделяющих мое представление об изучении иностранных языков. Впрочем, об этом как-нибудь в другой раз.